Город Салават. Праздник на площади Ленина. Фото из архива Андрея Колпакова.

Салаватские школьные годы. Воспоминания Сергея Бармашёва

Так получилось, что в первый класс я пошёл именно в школу №15, хотя к тому времени мы уже жили в районе профилактория. Тогда в южной части города было четыре школы: №№14,15 и стоящие рядом №№7, 13. О перегруженности 15-й школы говорит то, что я начинал учёбу в 1 «Е» классе. Затем был 2 «Ж». Причём речь идет не о современных классах с рекомендованным количеством в 25 учеников. В то время в каждом было более 30 человек. Я не помню точно, но у меня стойкое ощущение, что в те годы в школе №15 учились в три смены. Это уже через пару лет были открыты общеобразовательные учреждения №№16 и 17, что позволило разгрузить другие. Наш 2 «Ж» превратился в 3 «А». А до этого два года приходилось ходить от профилактория до школы. Причём делать это совершенно самостоятельно. Впрочем, расстояний мы не боялись. Помнится, что первое время родители определили нас с сестрой в детский сад. Приходилось добираться сначала до детсада на Колхозной, где оставляли сестру, а потом идти до улицы Строителей. Всё это происходило в темном, просыпающемся городе, где кругом были спешащие на смену люди. Родителям приходилось при этом торопиться, чтобы тоже не опоздать на работу. Позже им удалось совершить «обмен», и нас с сестрой определили в детский сад неподалеку от 14-й школы.

Театральный кружок школы № 22 города Салавата
Театральный кружок школы № 22 города Салавата

Одно из самых любопытных воспоминаний первых лет учёбы в школе связано с молоком, которое стояло в столовой на каждом столе в нескольких чайниках, и мы должны были пить его. Возможно, из-за того, что нас принуждали к этому, а может просто по той причине, что молоко было постоянно дома, заставить нас делать это было очень тяжело. Тех, кто пил, могли зло высмеять. Если после обеда молоко оставалось на столе почти нетронутым, то, по- видимому, на это обращали внимание классных руководителей, которые тут же начинали настойчиво (порой даже очень) внушать нам о пользе молока и недопустимости отказа от него. Иногда это приводило к своеобразным «показам» некоторых учеников, которые, демонстративно гримасничая, изображали как с трудом они его пьют. А выпив, ребята тут же заталкивали в рот хлеб, чтобы молоко не выливалось обратно. Впрочем, о школьной жизни (с этим, пожалуй, согласится каждый) можно рассказывать бесконечно.

В продуктовом киоске, стоящем между домами №№62 и 60 на Калинина, продавали очень интересные, с нашей точки зрения, вещи. Там продавали плиточный фруктовый чай, который стоил сущие копейки. Его никто не использовал по прямому назначению. Его не заваривали, а просто грызли. Жвачек как таковых тогда не было: они появились позже, где-то в 1977 году, и были той же формы и в такой же упаковке как ириски (т.е. квадратные). Выпускали их в Стерлитамаке. Жвачки в виде пластинок, которые уже тогда выпускали в Москве, мы видели, но они были большой редкостью. Стерлитамакская же была жёсткой, обладая свойством вытаскивать из зубов пломбы и отламывать куски зубов. То есть, первоначальная радость от её появления была недолгой. Но это всё равно лучше кусков гудрона, которые у нас порой зачем-то жевали. Было и такое. В том киоске также продавали кубики из какао с сахаром и сухим молоком. Грызть их было сплошное удовольствие, но они довольно быстро исчезли из продажи. Навсегда.

Когда мы вселились в дом на Калинина, внутренняя часть квартала №54 только застраивалась. Стройки превращались в место для игр в «войнушку»: сначала — траншеи, из которых можно было закидывать врагов комьями земли, потом — коробки зданий, в которых шла «охота» друг за другом. Когда строительство заканчивалось, «военные действия» переносились на уцелевшие пустыри. Этому способствовали кирпичные заборы профилактория и профтехучилищ, и заросли конопли вдоль них. Впрочем, об особых свойствах последней мы ничего не знали, и для нас она была, в основном, «поставщиком стеблей» для «сабель» и примитивных непрочных стрел, расщепляющихся ещё до выстрела. Впрочем, зёрна конопли мы тоже ели. В этом нет ничего странного, так как в детстве мы перепробовали почти все растения, которые росли вокруг нас. Запомнился год, когда вдоль проезжей части отрывали траншеи для прокладки труб и колодцев. Траншеи быстро заровняли, а ямы для колодцев некоторое время оставались открытыми. После обильных дождей, когда было немало желающих побродить по лужам, случалось, что, забыв про колодцы, кто-то оказывался в них. Глубина колодцев была не менее двух метров, и несчастные с воплем окунались с головой. Впрочем, родители виноватыми считали самих пострадавших («Нечего мотаться по опасным местам! Ты что не знал, что там яма для колодца?»), которых обычно ждали дома не только ванна, но и порка за грязные одежду и обувь.

Практически в каждом дворе на два-три дома имелось некое подобие детской площадки с обязательными горкой и качелями. Позже стали ставить турники. Качели почти всё время были заняты. Особенно нравились те, которые не имели ограничителя и позволяли делать переворот на 360 градусов. Любимым занятием тогдашних мальчишек были прыжки с высоко поднятых качелей. Впрочем, здесь был один немаловажный нюанс: сразу после прыжка надо было не оглядываться, а делать пару шагов вперёд, не то качели, возвращаясь, могли нанести удар по прыгнувшему. Не один раз после этого пострадавших с рассечёнными лбами и затылками и с сотрясениями мозга увозила скорая помощь.

Продолжение следует…

Автор

Команда "В Салавате.Нет"

Это общий аккаунт команды проекта "В Салавате.Нет". С него публикуются материалы непостоянных авторов, а также совместные работы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *